Хуже, чем в Китае: Южную Корею охватывает эпидемия коронавируса

Более пятисот человек за сутки — в Южной Корее очередной антирекорд по числу зараженных коронавирусом. Еще пару недель назад каждый новый случай приковывал к себе всеобщее внимание и изучался местными СМИ под микроскопом: кто с кем контактировал, откуда приехал, где ходил. Теперь же счет пошел на сотни, всего заболевших — тысячи. Темпы распространение COVID-19 превысили китайские, и на то, что положение удастся изменить, надежды мало.
Очаг распространения
Пожалуй, основная причина столь тревожной динамики в том, что власти вычислили главные пути распространения инфекции и начали массово проводить тесты. Больше 40 процентов зараженных — прихожане церкви Синчхончжи в городе Тэгу. Правительству удалось заполучить списки всех последователей этой секты, и теперь их проверяют. Проблема в том, что по всей стране таких насчитывается больше 270 тысяч, а за сутки пока делают менее 20 тысяч тестов.
Абсолютное большинство подтвержденных носителей коронавируса — из района Тэгу и соседней провинции Кёнсан Пукто, где проживает порядка пяти миллионов человек, это десятая часть населения страны. Там уже предприняты жесткие карантинные меры. Тем не менее в Сеуле и столичной провинции Кёнгидо количество заболевших перевалило за сотню.
ЧП национального масштаба
Когда Южная Корея в начале февраля вводила временный запрет на въезд всем иностранцам, прибывающим из провинции Хубэй, в стране было всего несколько заболевших, причем один из них благополучно выписался из больницы. В три захода из Уханя вывезли всех граждан Республики Корея, большинство не были заражены. А значительная часть тех, кто подхватил вирус в Китае или контактировал с заболевшими в Корее, также постепенно выздоравливали и выходили из карантина.
«Черным вторником» стало 18 февраля, когда коронавирус диагностировали 31-й раз: пожилая женщина, не бывавшая за рубежом и не верившая, что может быть заражена. Выяснилось, что она регулярно посещала церковь Синчхончжи в Тэгу, где больше тысячи прихожан. В результате спустя четыре дня выявили уже шесть сотен инфицированных, которые так или иначе контактировали между собой.
Президент страны поднял уровень эпидемиологической опасности до наивысшего, заявив, что нынешняя неделя будет определяющей в борьбе с коронавирусом. И правительство перешло к экстренным мерам.
Медицинский работник измеряет температуру президенту Южной Кореи Мун Чжэ Ину, прибывшему на Национальную ассамблею в Сеул

Медицинский работник измеряет температуру президенту Южной Кореи Мун Чжэ Ину, прибывшему на Национальную ассамблею в Сеул
Власти закрыли все известные им приходы Синчхончжи, рекомендовав и другим конфессиям воздержаться от собраний. Местные католики впервые за более чем двухсотлетнюю историю своей церкви в Корее отменили богослужения. Предствители других вероучений отказываются от совместных трапез и призывают посещать службу только в маске, избегая в храме любых прикосновений.
Министерство образования отложило начало учебного года в школах на две недели, предупредив, что еще минимум месяц уроки придется проводить в онлайн-режиме. Детские сады тоже закрыты. Тем, кому не на кого оставить детей, предлагают сокращенный день с простым присмотром и без питания. Власти обещали поддержать компании, предоставляющие таким сотрудникам отпуск и возможность удаленной работы.
Университетам предложили отложить занятия еще в начале февраля, в некоторых учебных заведениях до сих пор не состоялись выпускные экзамены. Всем, кто побывал недавно в Китае, рекомендовали не появляться в вузе, соблюдая двухнедельный домашний карантин.
Чтобы ограничить рост цен на медицинские маски, которые быстро исчезают из магазинов, и обеспечить их равномерное распределение, на экспорт разрешили отправлять лишь десять процентов. Половину всей местной продукции в обязательном порядке отпускают через сельхозкооперативы, почту и другие госорганизации. Миллионы масок выделены для бесплатной раздачи медучреждениям и незащищенным слоям населения в пострадавших районах, а также рабочим на предприятиях.
Никто не застрахован
Все публичные мероприятия отменены. Большая часть центральных районов Сеула, где перед правительственными зданиями, посольствами и штаб-квартирами компаний постоянно проводили митинги и пикеты, теперь закрыта для массовых собраний. Хотя сейчас фактически идет избирательная кампания (15 апреля должны состояться выборы в парламент) и желающих выразить недовольство действиями правительства немало, мэрия столицы заявила, что в нынешних условиях церемониться ни с кем не будет. Полиция быстро разгоняет оставшихся упрямых митингующих, палаточные городки разобраны.
Тем временем коронавирус приблизился к высшим эшелонам власти: инфицирован председатель Корейской федерации объединений учителей. Руководителю фракции главной оппозиционной Объединенной партии будущего и еще десятку человек, которые участвовали в семинаре в Национальной ассамблее, пришлось срочно сдать анализы, а парламент временно закрыли на дезинфекцию. Так же поступили в расположенном неподалеку государственномм Экспортно-импортном банке, у одного из сотрудников которого выявили COVID-19.

Дезинфекция рынка в Сеуле
На два дня закрывалась и комната для брифингов в Министерстве обороны из-за подозрений, что один из журналистов болен. Опасения не подтвердились, однако в целом по стране заразились уже 27 военнослужащих, больше десяти тысяч — на карантине. Есть инфицированные и среди американских солдат — три человека. Минобороны ввело временные ограничения на отпуск, выход за пределы баз и встречи с посетителями. Совместные учения Южной Кореи и США отложены.
Бизнес несет огромные убытки. Если поначалу южнокорейские предприятия простаивали из-за задержек с поставками комплектующих из Китая, то теперь местные заводы «Хёндэ», «Самсунга» и других компаний останавливаются из-за того, что у рабочих выявляют вирус. Правительство выделило 16 миллиардов долларов на поддержку экономики и борьбу с инфекцией. Готовы потратить еще, если людей не удастся успокоить. А успокаиваться, похоже, никто не собирается, и рейтинг правительства продолжает падать.
В поисках главного злодея
Петиция за отставку президента, которого обвиняют в том, что он отправил три миллиона масок в качестве помощи КНР и не запретил китайцам въезд в Южную Корею, набрала уже 1,3 миллиона подписей. Призывы закрыть границу звучали с января, однако правительство не реагировало. Китай для Южной Кореи — главный торгово-экономический партнёр.
И все же число прибывающих китайцев в итоге сократилось почти на 80 процентов. Новых случаев заражения «извне» нет. И даже те, кто привез с собой болезнь из Китая или других стран, — не китайцы, а корейцы. Специалисты по профилактике сходятся во мнении, что закрытие границы сейчас уже не поможет, и все силы нужно бросить на борьбу с распространением коронавируса внутри страны. Однако ограничения на въезд для граждан Республики Корея, введенные более чем 60-ю странами, дают основания сторонникам жестких мер обвинять власти в некомпетентности.
К слову, обстоятельства столь резкой и внезапной вспышки инфекции именно в Тэгу до сих пор не ясны. Несмотря на ряд косвенных свидетельств, что у Синчхончжи был приход в Ухане и вирус мог завезти кто-то из их последователей, церковь это решительно не признает, заявляя, что они сами пострадавшие. На лидера секты заведено дело за нарушение закона о профилактике вирусных заболеваний. Часть членов Синчхончжи по-прежнему скрывается от властей, отказываясь от эпидемиологического обследования, а некоторые, как полагает прокуратура, давали ложные показания о контактах с зараженными.
Пара в медицинских масках на эскалаторе в Сеуле

Пара в медицинских масках на эскалаторе в Сеуле
Остается лишь надежда
В Сеуле обстановка относительно спокойная. Все прекрасно понимают, что, если инфекция начнет бесконтрольно распространяться, то быстро захватит столичный регион, в котором проживает почти половина населения страны. И местные власти делают все, чтобы избежать полноценной пандемии.
Вся информация о новых диагнозах сразу выкладывается в Сеть. Власти отчитываются о предполагаемых контактах каждого заболевшего, маршруты перемещений отслеживают по смартфонам или восстанавливают в ходе опросов и наносят на карту. Но все эти места, как правило, уже окрашены зеленым цветом, означающим, что зона дезинфицирована и безопасна. На карте отмечены также тысячи точек, где превентивно проведена очистка — больницы, универмаги, рынки, остановки.
Компании стараются вводить смены и гибкий график, чтобы снизить контакты работников в общественном транспорте. Вечером в кварталах, где раньше сотрудники дружно ужинали с коллегами, довольно тихо. Улицы быстро пустеют, и люди разъезжается домой.
Еще одны примета угрозы эпидемии — вездесущие антисептики для рук, которые ставят на тумбочки в подъездах, приматывают скотчем к поручням автобусов и раскладывают вместо сладостей у кассы в булочных. Сначала там продавали маски, но они быстро исчезли, и в ближайших магазинах теперь их тоже не найти. Те, кого перевели на удаленную работу, закупают продукты с запасом и рассчитывают, что все со временем уляжется.
«Нет, так, конечно, безопаснее. Но муж там, наверняка, ест всякую гадость», — шутит молодая мама Ли, которую супруг отправил с дочкой пережидать эпидемию у родителей-пенсионеров.
«Я надеюсь скоро вернуться к мужу. Может, это и странно… но, наверное, я просто оптимистка», — бодро заключает Ли.

 

Источник — ria.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *