Новейший ресурс в борьбе за власть — волонтеры….

Волонтерские движения в ответ на пандемию коронавируса возникли по всему миру. Люди доставляют и вручную создают средства индивидуальной защиты для врачей, привозят пожилым лекарства и продукты, работают в больницах и дневных стационарах, развозят горячие обеды для медиков. Добровольно и бесплатно делают работу, которая помогает всему народу пережить трудное время.
В Кыргызстане эпидемия COVID–19 тоже стала причиной активизации деятельности старых и новых добровольческих объединений. Волонтерские движения стали чем–то вроде социальной прослойки — хорошо организованной и авторитетной для общественности. Такие качества организаций взяли на заметку отечественные политики — они уже пытаются использовать волонтеров как эффективный политический ресурс, не требующий финансовых и идеологических вложений.

Зачем Бабанову этот памятник?
Безвременная смерть студентки–волонтера Адинай Мурзабековой потрясла всех кыргызстанцев. Она стала символом того, насколько не готова наша страна оказалась к коронавирусной эпидемии, насколько сильно за годы независимости КР ослабла медицина, насколько неадекватным угрозе может быть государственный менеджмент.
На смерть девушки отреагировал глава государства. Сооронбай Жээнбеков побывал в семье Адинай, высказал слова соболезнования ее родителям, родным и близким, прочитал поминальную молитву.
Бывший премьер–министр, а также главный соперник Жээнбекова на выборах 2017 года Омурбек Бабанов к родственникам погибшей студентки не ездил (по крайней мере об этом нигде не сообщалось). Зато на своей странице в Facebook он написал, что готов профинансировать памятник отечественным волонтерам, если правительство предоставит место.
«Сегодня похоронили 21–летнюю Адинай Мырзабекову. Совсем юную студентку, которая боролась за жизнь кыргызстанцев! Она хотела жить. Но больше всего она хотела спасти людей от коронавирусной чумы. Она работала по 11 часов. Не снимая защитный комбинезон. Не покладая рук. 21 год — это ведь совсем, совсем юный возраст. Взрослая жизнь только начинается! А Адинай стала взрослее взрослых, спасая чужие жизни. Она мотивировала всех двигаться вместе и жить. Она должна была жить! Следственные органы должны разобраться, почему и как мы ее потеряли. То, что делала Адинай, — это героический поступок человека, посвятившего свою жизнь другим. Она — наша современница, равная каждому герою нашей большой истории государственности», — написал Бабанов.
Такого рода посты в Интернете — это фирменный, политический стиль Омурбека Токтогуловича. Он публиковал пространные и пафосные тексты, адресованные кыргызскому народу, в период своего изгнания. Публикации появляются и сейчас, когда Бабанов позиционирует себя как аполитичную персону. Все они порождают у пользователей Интернета противоречивые чувства. Например, когда недавно экс–лидер партии «Республика» объявил о намерении финансово поддержать 700 — 800 врачей в Кыргызстане — в качестве благодарности за доброту и заботу о кыргызстанцах, — этот его жест восприняли с уважением. Инициатива же поставить памятник волонтерам вызвала недоумение и даже разочарование. Честно говоря, от этой идеи пахнуло дешевым популизмом, а не желанием конкретно помочь.
В этой ситуации обеспечение тех же студентов–волонтеров качественными средствами защиты, необходимым количеством медикаментов вызвало бы большее понимание и благодарность. А так — кому сейчас вообще нужны бездушные монументы.

Начали с обедов для медиков
Движение «Чон казат» стало популярным в стране, потребовав нового этапа люстрации и изъятия имущества высокопоставленных чиновников. О чонказатовцах заговорили буквально «изо всех утюгов» после того, как они объявили войну Кубанычбеку Жумалиеву, заявив о том, что депутат замешан в коррупционных махинациях и его имущество следует отобрать. Дошло до того, что следственные органы вынуждены были начать проверку нардепа на предмет незаконного обогащения.
Вместе с тем «Чон казат» — это прежде всего волонтерская организация, которая возникла после объявления режима ЧП в Бишкеке и в некоторых других населенных пунктах. В него вошли несколько благотворительных фондов, объединивших свои усилия.
С первых же дней ЧП участники этого движения готовили и раздавали еду на блокпостах, в медицинских учреждениях, развозили продуктовые наборы нуждающимся семьям бишкекского пояса новостроек. Они делали очень важную и полезную работу, которая в том числе помогла избежать социального взрыва, назревавшего во время вынужденной самоизоляции бишкекчан.
— У многих нет средств, чтобы покупать продукты самой первой необходимости: ту же муку, макароны, рис, масло. Семьи, которые жили однодневным заработком, не делали запасов еды, теперь остались без ничего. Они бы и рады пойти работать, да ситуация не позволяет. Часто приезжаем к многодетным семьям. У многих по пятеро–семеро детей. Недавно были в семье, где девять ребятишек. На самом деле ситуация у всех плачевная. В пригороде Бишкека есть новостройка «Алтын–Казык», наши волонтеры приехали туда помочь многодетной семье. Зайдя в дом, увидели детей, которые без сил лежали на полу. Оказывается, у семьи несколько дней назад закончились продукты и дети ничего не ели. Был случай, когда наши волонтеры приехали к пожилой паре, те радовались, что поймали крыс и смогут приготовить суп, — рассказывала VB.KG в апреле одна из участниц «Чон казата» Марьяна Володина.
В какой момент и почему лидеры «Чон казата» решили трансформировать организацию из чисто волонтерской в политическую, неизвестно. Можно лишь предположить, что, насмотревшись на отчаянную бедность, бывшие волонтеры поняли, что без экстремального давления на власть или вхождения в нее ничего не изменить. Однако далеко не всех добровольцев такой расклад устроил. Некоторые вышли из объединения, другие — остались, согласившись с тем, что их добрые дела станут мощным пиаром для тех, кто рвется к власти.
Интересно, что идея чонказатовцев об экспроприации имущества отечественных набобов вызвала неоднозначное отношение широкой общественности. Ряд политологов критически отнеслись к лозунгу «Грабь награбленное», назвав его противоречащим демократическим основам государства. Зато простой народ воспринял такую «революционную» экспроприацию на ура! В результате у чонказатовцев образовалась армия сочувствующих.
Теперь «Чон казат» — это партия, которая идет на выборы в ЖК нынешней осенью.

Скандал с баннером
«Так вот, ребята. Баннер не наш. Совсем. Мы с этим фондом не знакомы, никак не соприкасались. Мы вне политики, но нам не нравится, что наш слоган используют совершенно чужие нам люди. «Биз барбыз» — движение добровольцев, движение неравнодушных граждан. Все! Никакой политики!» — такая запись появилась в микроблоге благотворительного молодежного движения «Биз барбыз» в Twitter в ответ на баннер, изготовленный фондом Матраимова.

Представительнице фонда Эльнуре Алкановой пришлось оправдываться перед СМИ. Она заявила, что слова «Биз барбыз» («Мы есть») — это обращение медиков, работавших во временном стационаре на базе отеля Rixon, к своим пациентам, «которые сейчас проходят большое испытание». Стационар был открыт фондом 5 июля для лечения больных с тяжелой формой пневмонии.

«В этой цитате заложена мысль, что врачи не убежали и не спрятались. Они вышли на работу и не побоялись риска заражения. Стране нужна психологическая поддержка. И решили повесить баннеры с обращениями к народу, дать им поддержку и сказать: «Мы есть», «Мы вас не оставим», «Биз барбыз», «Сен вирусту женесин!» и еще 20 других цитат», — сообщила представительница фонда.

На обвинения волонтеров в присвоении популярного слогана Алканова ответила, что словосочетание «Биз барбыз» не является собственностью ни одного человека или организации. Никто это выражение не запатентовал. «Это слова кыргызского языка, и любой может применить их как смысл, который заложен в этих словах», — считает она.

Некоторые пользователи Интернета обвинили фонд Матраимова в том, что на баннер было установлено фото медиков без их согласия. Впрочем, по этому поводу один из врачей Азиз Туланбаев оставил объяснение у себя на странице в соцсети. По его словам, никто из благотворительного фонда Матраимова их не обманывал.

«Мы, группа врачей добровольцев, которые лечили пациентов во временном стационаре Rixon. Никто из благотворительного фонда Матраимова врачей не обманывал, прекращайте сгущать краски, пожалуйста. Мы не работали ни на фонд, ни на какое–либо движение, а работали только для своего народа. Наша миссия — лечить людей. Пожалуйста, не вмешивайте нас в политику! Мы приняли участие в этой акции с цитатами на баннере с целью подбодрить народ и дать ему мотивацию на лечение. Это было сделано не ради денег, никто нам не платил, все было на добровольной основе», — написал он.

Этот скандал, в который оказался вовлечен фонд Исмаила Матраимова и благотворительное молодежное движение «Биз барбыз», — один из ярких примеров политической эксплуатации волонтерских достижений. Понятно, что выражение, ставшее предметом разногласий между представителями фонда и добровольцами, никто не патентовал. Однако надо признать и то, что за прошедшие месяцы благодаря работе волонтеров оно стало ассоциироваться именно с организацией, созданной бишкекчанами Урматом Насыркуловым и Эльдаром Шабдановым.
К слову, благотворительное движение «Биз барбыз» сегодня — одно из наиболее энергичных в Кыргызстане, во всяком случае если судить по содержанию их аккаунтов в социальных сетях и степени взаимодействия со СМИ. И если в будущем его члены все–таки выйдут на политическую арену, вряд ли кто–то удивится.

На коронавирусной волне волонтеры стали самой популярной и любимой социальной группой — они делают добрые дела, им можно доверять. Вполне естественно, что добровольческая работа привлекла к себе внимание борцов за власть. Теперь к достижениям волонтеров «примазываются» как отдельные политики, так и целые партии.

Для многих из них, у кого до пандемии не было шанса (или, банально, денег) для того, чтобы попытаться прийти в политику, такая возможность появилась, как и у самих волонтеров. И это в принципе, наверное, не так уж и плохо. Здорово ведь, если будущее поколение депутатов или высоких чиновников (когда–нибудь же состав ЖК и правительства наконец обновится кардинально) пройдет через все эти тяжелейшие испытания, вечный поиск средств, нужных людей, организационную работу, налаживание связи с госорганами. Может, хотя бы они будут работать в интересах народа, а не на себя.

Главное, впрочем, чтобы за счет волонтерского тренда в политику и на высокие должности не прорвались те, кто в итоге может скомпрометировать движение в целом. В свое время это случилось с отечественными НПО: часть которых превратили служение правам человека в бизнес и трамплин во властные структуры.
Анвар АЖИЕВ

Источник — Вечерний Бишкек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *